yms: (Default)
Когда я лет в 10—11, находясь на курорте, научился играть в тысячу, то употреблял слово "мельдунок", а, объявляя марьяж, говорил "я мельдую". Причем слово "марьяж" узнал одновременно с этим, глядя, как папа играет в преферанс, но не приходило в голову, что это одно и то же. То, что москали вместо "мельдувать" говорят "захвалить козырь", узнал прям щас из статьи википедии.
yms: (Default)
Вдогонку к предыдущему ЖЖшному посту — что я имею сказать о недавнем юбиляре (DOOM).

Встретился я с ним где-то в феврале 1994. Помню, как мне принесли дискеты и сказали "вот это игра типа Wolf3D, но она идет только на 386-м." В моем распоряжении тогда имелись в основном 286-е, но я пошел в одно место, где стоял 386-й, и установил там все-таки этот DOOM. Первое, что запомнилось — это внушительное "DOOM Operating System v1.0" и дальнейшая текстовая выдача до запуска графики. Надпись DOS/4GW, которая тоже там была, мне тогда еще ни о чем не говорила. А это, кажется, был первый раз, когда я столкнулся с этим дос-экстендером. В отличие от досовских и виндовских программ, DOOM использовал 32-битный режим процессора на всю катушку.

Дефолтный режим Дума был, как и у предшественника, с рамкой вокруг окошка и, хоть и давал графику, отличную от Wold3D, но ощущения чего-то принципиально нового не было. И только когда я использовал опцию "раскрыть на весь экран", то почувствовал "виртуальную реальность". Хоть это и замедляло рендеринг.

Игра шла даже на 386SX, но играть на нем было невозможно — очень малая скорость кадров. На DX — терпимо. А вот когда почти через год я принес ее (или уже Doom II) к знакомому на 486DX2/66 — то рендеринг был фантастически гладким. Тогда же я впервые поиграл полноценно в сетке. Но параллельно с этим уже вышла и полностью трехмерная игра с шестью степенями свободы — Descent, и в нее я рубился по модему. Кстати, Descent имел стереоскопический режим, который можно было пустить на обычном дисплее в виде пары картинок.

И еще помнится, что из думовских файлов (WADов) можно было без труда вытащить графику, я какое-то время использовал их текстуры для обоев в Windows.
yms: (Default)
Самая первая карточная игра, которой я в детстве научился (от бабушки с дедушкой), называлась "игра в козырь". Как теперь я понимаю, это был местечковый вариант игры в дурака. Отличия от обычных правил: 1) сдаются не по 6, а по 5 карт; 2) ходить можно либо одной картой, либо "тройкой" (две карты одной величины с любой третьей), либо "пятеркой" (две пары карт одинаковой величины с любой пятой); 3) "подкидывание" правилами не предусматривалось, так что в целом игра была скучноватой. А в дурака я научился играть позже и первоначально его воспринимал как "неправильный" вариант знакомой игры.
yms: (Default)
щас по 1-му рос. каналу идет концерт Цоя, который шел в этот же день в 1991 году. Это было за 4 дня до путча. Я это помню, потому что записал тогда концерт на видик, а потом стер, кассеты были уж больно дороги.
yms: (Default)
А у нас были такой приёмник и такой транзистор (а у дяди — такой). А у вас?

upd: вот ещё родное. А этот у меня был в серебристом варианте.

upd2: ну и по телевизорам: (1)(2)(3).
yms: (Default)
В черновицком парке, рядом с которым я жил, в 70-х годах был аттракцион под названием "Виражные самолеты". Представлял он собой две кабинки на рамах, обтянутых брезентом, с парой сидений в каждой и с пропеллером впереди. Кабинки были закреплены на концах двух длинных стоек, окрашенных в голубой цвет (поэтому я их называл "голубые самолеты"), эти стойки перекрещивались высоко вверху и были там шарнирно закреплены на центральной неподвижной стойке. Когда аттракцион запускали, в самолетах с шумом начинались крутиться винты, и вся конструкция раскручивалась как карусель (наверно, не только за счет винтов, но и двигатель какой-то центральный был, хотя я не уверен). Центробежная сила разводила концы стоек по сторонам, и самолеты приподымались вверх. Когда они достаточно раскручивались и приподымались, пропеллеры отключали, и всё крутилось по инерции быстро и бесшумно.
А затем, когда время подходило к концу, "карусель" надо было затормозить, и винты внезапно начинали реветь, включаясь в обратном направлении.
Ох, как я в этом момент пугался... И ведь знал, что так будет, и пугался, и все равно шел смотреть. Вначале все садятся, самолеты заводятся и громко шумят. Ну, это нормально. Потом они раскручиваются, летят мимо тебя все быстрее, ты за ними смотришь как завороженный, а каждый из них, пролетая мимо, делает "вжик". Потом "вжики" становятся тише и прекращаются, и пропеллеры у тебя на глазах постепенно замирают. Дальше самолеты мимо тебя проносятся почти бесшумно, и ты не знаешь, в какой момент они заревут. Все такое легкое и тихое. И вдруг через несколько минут безо всякого предупреждения — резкий громкий шум и рёв, громче, чем на старте...
yms: (Default)
Забымши вчера помянуть дорогого Леонида Ильича.
При сообщении о его смерти на уроке физики в 1982 году возникла мысль "как же мы теперь жить-то будем?" (Вернее, одноклассники говорили еще на перемене, но не верилось. И "радиоголоса" намекали, что кто-то умер, раз концерт, посвященный Дню милиции, отменили.) Случилось невероятное, невозможное событие, когда незыблемая твердыня, сопровождавшая тебя всю 15-летнюю жизнь (двух Ильичей я научился различать года в четыре или пять), вдруг рухнула. Никаких слухов о ядерной войне не помню — мы уже в приличном возрасте были.

Впервые был траур по телеку, а логотип программы "Время" несколько дней висел на необычном черном фоне. Выход из траура осуществлялся постепенно: запланированных хоть сколько-нибудь развлекательных передач не было неделю, а "Утренняя почта", кажется, лишь через две недели снова появилась.
yms: (Default)
Переношу коммент у [livejournal.com profile] avva сюда в подредактированном виде.

Вначале были статьи по программированию в журнале "Квант", начало 80-х годов. Рапира и тогдашний Паскаль.
Потом — первый курс матфака и... ассемблер для мейнфрейма. Да-да, вот такая экспериментальная программа у нас была. Причем всё в теории, за дисплей нас посадили один раз на экскурсии :) Но перфокарт мы уже не нюхали. Потом — фортран под новой тогда у нас VM/CMS, которая в советском варианте называлась СВМ ЕС. Первый настоящий прогон программы, с компиляцией и результатами, был на втором курсе в 1985 или 86 году, на оном же фотране. Ну, потом — Бейсик, Си и т.д., даже, помнится, игру "Жизнь" на PL/I запрограммировал, но фортран оставался основным языком, программы делались на университетском мейнфрейме в дисплейном классе. Само собой, на калькуляторах программировать было совершенно неинтересно. На знаменитой советской системе ДВК (клон PDP-11) в 1987—88 программировал на Бейсике и Паскале, а летом 1989 г. впервые играл в Тетрис, Зоникс и т.д.

В 1988 приятель собрал себе по журналу "Радио" компутер Радио-86РК, я для него написал игрушку на ассемблере 8080 (или это уже в 1989 было?). Позже, когда он обзавелся Спектрумом на Z80, мне уже эта серия была неинтересна, я сидел за IBM PC, с которым впервые познакомился осенью 1989 года. В конце того же года начал что-то делать на Си (MS QuickC 1.5 - 2.0). Тогда же, заразившись вирусом, который имеющийся антивирус не вычищал, стал в нем копаться оригинальным способом: смотрел выполнимый файл в текстовом вьюере Нортон Коммандера, переводил символы из ASCII в 16-ричный код, который потом дизассемблировал вручную. Дизассемблировал-таки и разобрался в работе вируса. И только потом увидел стандартный системный досовский дебаггер debug.com :)))
На ассемблере я какое-то время пописывал всякую полезную мелочь. Особенно любил включать инлайновый ассемблер в сишные программы.

Летом 1990 года появился первый Турбо C++, но это уже совсем другая история... впрочем, я на C++ что-то серьезное стал писать аж в 1992 году.

upd: вот сейчас под виндой запустил debug, увидел командную строку из одного символа '-', умилился и ввел q.
yms: (Default)
как сейчас помню - сидел я здесь в 1994 году на последнем этаже и доделывал систему управления светофорами... Небось, среди антенн наверху есть и "светофорная".
(насколько помню, это самая высокая точка в центре города)
yms: (Default)
да, да, именно здесь я научился работать на клавиатуре.

upd: сегодня она не такая обшарпанная, как по верхней ссылке.
yms: (Default)
Вдруг вспомнилось, как я когда-то освоил технологию восстановления виниловых пластинок, на которых игла перескакивала на соседнюю дорожку (назад или вперед). Делал я это с помощью настольной лампы, лезвия "Нева" и лупы (иногда без нее). Восстановить можно было всё, что угодно.
yms: (Default)
В раннем детстве буква "А" фактически была для меня четвертой буквой алфавита.
Какие были первые три буквы, догадаться нетрудно.
yms: (Default)
(читая это)
А у меня первая буква была не круглая и не сладкая, и никакой не арбуз. И не одна, а сразу много. Это была разноцветная пластмассовая азбука. И буквы запоминались вместе с соответствующими цветами. Например, главная — М — была красной. Но вообще процесс запоминания я не засёк, потому что мне и двух лет еще не было.
yms: (Default)
мемуар, навеянный этим:
Первый язык, на котором я запрограммировал в свое время игру "Жизнь", был ... )
yms: (Default)
В детстве я какое-то время не мог понять, как это — и на столе кабачок, и по телевизору кабачок...
yms: (Default)
Гуляя по этому сайту, вспомнил, как году в 1987 выискивал пароли на университетской ЕСке. Вернее, выискал один раз, дальше искать было нечего — получил доступ по записи ко всем дискам. Тут же поменял стандартную процедуру, с помощью которой одногруппники компилировали свои программы на фортране, довольно безобидно, всего лишь тексты в меню стали шутливо-грубоватыми. Правда, иногда это выходило боком: разрешить доступ по мульти-записи к диску, на который пишет кто-то другой, было очень рискованным и чревато порчей секторов и восстановлением с бэкапа. (Запирания файлов не было.) С другой стороны, писать на диск, который все могут только читать, было безопасно, так что над системными дисками изгаляться можно было сколько совесть позволит.
То, что сейчас можно делать с гугля — примерно то же самое, но в глобальных масштабах. Точно так же по недосмотру хозяев там и сям валяются пароли...
yms: (jer-piano)
Когда я впервые услышал (или прочёл?) слова "Мы шли под грохот канонады", я думал, что канонада — это разновидность гренады, потому что песню про Гренаду я уже встречал.
Если бы я раньше встретил песню про Канаду, то подумал бы в соответственную сторону.
yms: (Default)
20 лет и 5 дней назад я пэрэступил порог университета.
Основное отличие от школы я нашел в том, что количество нелюбимых предметов сведено до минимума. Поначалу даже не верилось, что так бывает.
yms: (Default)
У бабушки с дедушкой в комнате стоял ламповый приемник "Балтика". Когда я у них бывал, он иногда работал. Там дяди и тети время от времени говорили "Вы слышите Голос Америки, Вашингтон" и потом что-то про Сальвадора Альенде.
Кажется, я тогда уже слышал, что есть такая страна Сальвадор, и никак не мог понять, Альенде он или нет.
yms: (Default)
Черновцы, вторая половина 70-х. Третий класс, наверно.
Одноклассник (русский): — Ты поц!
Я: — А что такое "поц"?
Он: — Дурак.
Page generated Aug. 18th, 2017 01:19 am
Powered by Dreamwidth Studios